20.04.2018

Признанные Hi-Fi бренды на мировой карте расположены довольно компактно в нескольких регионах: Германии, Японии и, пожалуй, Скандинавии. «А что же англосаксы?» — спросите вы. Ну или не спросите. Факт тот, что в США и Британии тоже знают толк в хорошем звуке. А что касается туманного Альбиона, то английская Bowers & Wilkins является одной из самых значимых компаний для эволюции High End аппаратуры, и уж точно самой экстравагантной — по части её дизайна.

За свою долгую историю Bowers & Wilkins успела натворить дел: создала несколько фантастических дизайнерских аудиосистем, запатентовала уйму технологий, используемых в электродинамиках, и даже «поигралась» с электростатиками. На дворе давно XXI век, а англичане даже не думают уходить со сцены: вот вам беспроводные колонки Hi-Fi класса, вот серия топовых Bluetooth-наушников, а вот и мощнейшие автомобильные аудиосистемы.

Благодаря этим новинкам последних лет современное поколение хорошо знакомо с Bowers & Wilkins — но не все знают, что начинала компания ещё в далёкие 60-ые, когда хороших аудиосистем изголодавшиеся по музыке массы жаждали как никогда прежде. Давайте же познакомимся с этой интереснейшей компанией.

Из гаража в королевские покои

Прежде чем основать Bowers & Wilkins Electronics в 1966 году, Джон Бауэрс с друзьями Роем Уилкинсом и Питером Хейуордом несколько лет провозились в гаражной мастерской, усовершенствуя и дорабатывая акустические системы. Бауэрс был в этой троице ключевой фигурой — всей душой обожая классическую музыку и электронику, молодой человек был скорее мечтателем, нежели бизнесменом. С самого начала Джон тратил уйму времени на исследования звука и акустики, пытаясь довести до совершенства каждую деталь того, к чему прикасался.

На первом фото: Джон Бауэрс и Рой Уилкинс

Преданность делу в конце концов принесла плоды: некая дама Кэтлин Найт была так поражена увлечённостью инженера и его познаниями в академической музыке, что завещала друзьям 10 000 фунтов стерлингов. Бауэрс и Уилкинс тут же основали компанию, пообещав друг другу, что вся прибыль будет уходить на исследования и разработки. Так и поступили: вырученные за первую акустическую систему деньги Бауэрс потратил на приобретение тестового оборудования.

Bowers & Wilkins P1

Уже в следующем 1968-м году компания выпускает первую акустику собственного производства — ВDM1. Эта и несколько последующих моделей были прелюдией к реализации идеи Бауэрса — домашних мониторов студийного качества, или, как называл их сам инженер, «Domestic Monitors». Тут нужно понимать, что устройств подобного класса тогда не существовало — любые потребительские колонки представляли собой крайне посредственные поделки.

Преследуя свою цель, Бауэрс начинает внедрять в производство собственные технологии, которым было суждено впоследствии изменить аудиоиндустрию. Система B&W P2 была оборудована твиттером, работающим по принципу колебаний в ионизированной среде. Этот высокочастотник имел невиданный для тех времён частотный диапазон — от 500 Гц до 50 кГц.

Джон, тем не менее, решил, что для революции в звуке одной головы будет мало, и в конце концов привлёк к созданию Domestic Monitors двух талантливейших инженеров Англии и своего времени: Рея Гринвульда из Rank и Денниса Ворда из EMI. Созданная совместно система B&W DM70 даже превзошла ожидания Джона: буквально в течение месяца Bowers & Wilkins прославилась на всю страну. Невероятно детализированный звук в новых мониторах обеспечивали 11-модульные электростатические твиттеры — эту деталь в то время обсуждали в каждом специализированном издании.

В 1975 году Бауэрс принимает два судьбоносных для компании решения: одно касалось «начинки» будущих устройств, другое — дизайна. Джон открывает несколько лабораторных помещений, ставших прообразом будущего «Университета звука» Bowers & Wilkins. Также он приглашает в компанию дизайнера Кеннета Грейнджа — основателя культовой студии Pentagram.

Сэр Кеннет Грэйндж

Оба события тут же принесли плоды, вылившись в выпуск инновационных мониторов DM6. В изготовлении диффузоров Джон применил плетёный кевлар — прочный и лёгкий материал, изобретённый буквально накануне. Для Кеннета же DM6 стали «дипломной работой» в компании: уникальный форма «беременного пингвина» не только необычно смотрелась, но и обеспечивала глубокий и объёмный резонанс нижних частот.

Следующая модель B&W стала очередной революцией: в обновлённых DM7 Бауэрс вывел твиттер за пределы корпуса колонки, а также применил пассивные радиаторы. «Каждому излучателю своё место» — впоследствии этот принцип стал визитной карточкой компании.

В 1973-м и дважды в 1979-м Bowers & Wilkins удостоилась почётной королевской награды «За экспорт». Несмотря на относительно высокую стоимость своей продукции, компания старалась экспортировать устройства без завышенных наценок, и в конце концов доля экспорта в обороте B&W составила 90%.

Abbey Road, Наутилус и искусственные алмазы

Щепетильно относящийся к качеству звучания своих колонок Бауэрс просто не мог игнорировать профессиональные студии звукозаписи. Параллельное изучение принципов сведения, мастеринга и особенностей студийной работы привело к созданию акустической системы B&W 801. Колонки обрели молниеносную популярность и стали стандартом для таких профессиональных звукозаписывающих студий, как Decca, EMI, Deutche Grammophon и др.

Один из таких тандедов стал в итоге особенным, но чуть позже. Инженеры Bowers & Wilkins уже давно работали над реализацией идеи «полностью инертного корпуса», и результатом этих трудов стали колонки серии Matrix. Внутренние распорки, напоминающие ячейки матрицы, позволили добиться невероятной глубины звучания баса. Легендарная студия Abbey Road (в честь неё The Beatles назвали свой предпоследний альбом) признала колонки B&W «наиболее натурально звучащими мониторами эпохи». С тех пор началось тесное и постоянное сотрудничество Bowers & Wilkins и Abbey Road Studios.

80-ые для компании ознаменовались двумя важными событиями. Скончался создатель и вдохновитель B&WДжон Бауэрс. Впоследствии стало ясно, что Bowers & Wilkins ни разу не отошла от принципов, заложенных её создателем: проводить исследования, стремиться к идеальному звучанию и не забывать о внешнем виде. С последним заветом связано второе событие: преемником Грейнджа на посту главного дизайнера компании становится многообещающий специалист Мортен Уоррен.

Молодой дизайнер тут же приступил к работе, и вскоре под его руководством были выпущены оригинальные колонки-«саксофоны» Emphasis. Позже из-под его пера появился эскиз легендарных мониторов B&W Silver Signature, выполненных в более классическом дизайне. Но самым значимым прорывом как для Уоррена, так и для Bowers & Wilkins стал выход акустической системы Nautilus. Эти знаменитые «аудиоулитки» до сих пор являются неформальным символом компании, который она перевозит, словно музейный экспонат, с места на место, чтобы удивить восторженную публику.

Bowers & Wilkins Emphasis

Смелый постмодернистский дизайн Nautilus был тщательно продуман, по завещанию Бауэрса, во имя идеального звука. Завиток улитки представляет собой рупор, который поглощает звук, идущий из драйверов в обратном направлении. Такой ход позволил B&W впервые избавиться от звуковых примесей, отражённых от плоских стенок акустических систем. Каждый такой рупор был тщательно настроен на нужную частоту; всего было применено 4 полосы.

После этого необычные инженерные решения стали для Bowers & Wilkins обычным делом. В 1997 году компания представляет необычную конструкцию фазоинвертора (резонансного НЧ-излучателя), основанную на строении… мяча для гольфа. Такое решение было продиктовано способностью небольших углублений минимизировать турбулентность воздуха: это избавило колонки от сипения и свиста на высокой громкости.

Затем в 1994 году компания разработала сабвуфер PV1, сконструированный на основе формы батискафа — это устройство, как и подводный транспорт, было способно выдержать очень высокое давление.

Самым громким среди этих эксцентричных изобретений стал твиттер Diamond Domes с использованием искусственно выращенных алмазов. Купол инновационного излучателя выдавал настолько чистый звук, что позже компания запустила целую линейку 800 Diamond. А в 2006-м году в честь 40-летнего юбилея компании вышли колонки Signature Diamond, в разработке которых принял участие бывший дизайнер компании Кеннет Грейндж.

Мобильная эра

Можно сказать, что с 2007 года для Bowers & Wilkins началась новая эпоха — как, впрочем, и для большинства людей на планете. После выхода iPhone компания выпустила свою легендарную колонку/док-станцию Zeppelin, имевшую форму дирижабля – про ее историю и уникальность мы уже писали в блоге. Это было только начало: B&W начала осваивать рынок мобильных и беспроводных устройств, а также (наконец-то) наушников.

Первые наушники B&W C5 имели внутриканальный форм-фактор. Они обладали футуристичным дизайном, заушными петлями и отличным звуком для динамических вкладышей. Сегодня можно купить модель C5 второго поколения — стоимость наушников составляет 9 290 руб.

Следующей вехой в «наушниковом» деле стала серия моделей с индексом P, появившаяся уже через год после вкладышей C5. Накладные наушники P3 сочетали приближенный к студийному качеству звук и стильный урбанистический дизайн. Решение Уоррена соединить оголовье и чаши «обнажёнными» стальными изгибами оказалось настолько удачным, что компания не стала менять конструкцию во всех последующих моделях линейки (за исключением профессиональных P9 Signature, имеющих традиционный «студийный» дизайн).

В модели P5 инженерам B&W удалось ещё больше повысить качество звучания, благодаря технологии, позаимствованной у Hi-Fi мониторов — повышенному контролю движения мембран излучателей. Наушники P7получили специальные демпфирующие материалы, чтобы звук — почти как у колонок Nautilus — не превращался в кашу, отражаясь от стенок корпуса. Сегодня в ассортименте компании можно найти второе поколение всех описанных моделей. Стоимость P3 составляет 10 290 руб., P5 — 15 990 руб., и P7 — 19 990 руб.

Позже Bowers & Wilkins выпустила беспроводные версии P5 и P7 (18 590 руб. и 25 490 руб. соответственно), но апогеем в классе Bluetooth-наушников стала модель B&W PX. В этом устройстве компания использовала все инновационные технологии, которые только можно было использовать: беспроводную передачу данных с поддержкой кодека aptX, активную систему шумоподавления, интуитивное управление и смарт-функции, основанные на датчиках движения. А что касается звука, PX оборудованы теми же излучателями, что и премиальные P9 Signature. Обе эти модели, таким образом, являются на данный момент вершиной «наушниковой мысли» Bowers & Wilkins. Стоимость B&W PX составляет 29 990 руб., а P9 Signature — 59 590 руб.

Упомянутая колонка Zeppelin также подверглась обновлению: после моделей Mini и Air вышла вторая версия знаменитой аудиосистемы под названием Zeppelin Wireless. Привычный дизайн остался прежним, а вот начинку компания полностью пересмотрела: колонка оснащена пятью высококачественными излучателями и таким же количеством усилителей D-класса. Колонку можно купить за 34 290 руб.

И если Zeppelin, несмотря на беспроводную передачу данных, всё же остаётся стационарным устройством, то колонка B&W T7, представленная в 20014 году, — это настоящая портативная аудиосистема. Помимо чистого и сбалансированного звучания, гаджет может похвастаться поистине уникальным (кто бы сомневался?) дизайном с применением металлической решётки, напоминающей форму пчелиных сот. Стоит колонка 18 490 руб.

Новая эпоха

Как бы банально ни звучали эти слова, Bowers & Wilkins действительно уникальная компания — ровно в той же степени, в которой был уникальным её основатель, Джон Бауэрс. Сегодня мы смотрим на стильный дизайн какого-либо устройства и думаем: «хм, выглядит неплохо, но какое это отношение имеет к звуку?». Благодаря стараниям и верности Бауэрса своим принципам аппаратура B&W не просто «выглядит неплохо» — фантастические формы и элементы играют здесь функциональную и нередко революционную роль. Да и сам дизайн, взгляните — Грейндж и Уоррен создают скорее произведения искусства, нежели идут в ногу со временем.

Джон Бауэрс

А бок о бок с внешним видом всегда шли кропотливые исследования звука, эксперименты с акустикой, и технологические инновации, которые во многом определили развитие аудиоаппаратуры. Поэтому, когда в следующий раз вы увидите на ком-то «неплохо выглядящие» наушники B&W, вспомните о том, что внутри них скрываются 50 лет эволюции электродинамиков и борьбы за их совершенство.

Читайте наши блог и Telegram-канал — здесь, как всегда, вы найдёте множество интересных статей о гаджетах и смарт-технологиях. А за хорошими историями и приятными скидками вам на почту – подписывайтесь на нашу e-mail рассылку.